Klaretta_Tess (an_tess) wrote,
Klaretta_Tess
an_tess

"Трудно быть Богом" Алексея Германа

зал я покидала с такой пустотой внутри, что сама даже удивлялась, искала внутри эмоции после просмотра. где отвращение, где ужас и боль, о которых не забывает упомянуть ни один рецензент?
ну ладно, отвращение - дело только тренировки. я, натасканная на Шванкмайера и Пазолини, не могу испытывать тошноту лишь от того, что кто-то снял в кино какашки. но почему я не испытываю ужаса, ведь показанное действительно, казалось бы, так страшно?

в отъезде у меня было много времени, чтобы сформулировать впечатления

в общем, у любого и читавшего, и смотревшего друг на друга накладываются два Арканара: созданный Стругацкими, знакомый, как улица детства, и Арканар Германа - переосмыленный, поданный с экрана как факт. и вот как-то так получается, что второй Арканар - не пугает, не будит эмоций. ведь чем страшен книжный Арканар? именно обычностью. возьми любого горожанина - и узнаешь себя. это я молчу, когда уводят других. это я кричу "бей умников!" - или мой сосед, что одно и то же. это я боюсь высунуть нос, потому что тогда мир изменится - и сохраняю за своими ставнями настороженное спокойствие ценой молчания, развязывающего руки серым
а серые - разве вы не встречали их?

Арканар Германа противен, грязен, но он не вызывает сочувствия и страха, как не вызывает сочувствия шевелящееся гнездо жуков. иногда хочется закрыть лицо ладонями, но не жалко же жуков за то, что они так отвратительны - и чёрно-белых арканарцев не жалко. Герман взял истинный страх - страх, окружающий нас и живущий в нас - и раскрасил его грубыми широкими мазками, отчего получилась картинка яркая, но не пробирающая. ужас книжного Арканара - в его обыденности, злободневности, в том, что в нём живёт каждый из нас. а Герман показал фантастический мир, который уж никак нельзя ассоциировать с нашим. мир жуков

с этой точки зрения очень показательно, как для фильма переписаны ключевые фразы и в особенности - диалог Руматы и Будаха о Боге. именно этот диалог показывает, как человек становится из наблюдателя - прогрессором; объясняет, почему Румата подобрал мечи и стал ждать, пока упадёт дверь...
в фильме Румата противоречит сам себе: своё "сердце моё полно жалости, я не могу этого сделать" он произносит в ответ на просьбу "стереть с лица земли" - а затем идёт и стирает, как ни в чём не бывало. но, может быть, это задуманное художником противоречие?

попадалась мне мысль, что такая Кира, как у Германа, только и может быть порождением Арканара, а Кира Стругацких - сказка для детей. отнюдь! книжная Кира - соседская девчонка, незаметная молчунья, случайная прохожая из нашего Арканара. а вот Кира из фильма - да, порождение жучиного гнезда. и только созданный Германом и Ярмольником Румата способен эту Киру полюбить, Румата АБС не смог бы

вообще - Румата, отрезающий уши и ломающий носы, Румата, забывший о том, что он Антон - это уже не персонаж Стругацких, как ни крути. и для него не становится переломным момент, когда падает дверь под ударами. он хорошо понимает, на что идёт: "Господи, если ты есть - останови меня". так не сказал бы Румата-Антон, потому что он опустошён, он исчез, и на его месте только сгусток отчаяния и мести. а Румата-Ярмольник "красивый и злой", его меч давно рвётся в бой, и резня - соответствует его потребностям и ожиданиям. этот Румата никогда не бывал на Земле

ну и до кучи - вдруг туповатый зритель не поймёт смысла названия - все твердят Румате-Ярмольнику: "Трудно быть Богом. Ты же Бог, трудно быть Богом", - а он самодовольно и устало кивает: трудно, ребята

вот почему мне не понравился фильм Алексея Германа
Tags: Герман, Стругацкие, Трудно быть Богом, иногда я читаю, культур-мультур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments