August 7th, 2008

Нахуя?

и рубаху рвануть на груди а потом
пить небес синеву окровавленным ртом
и себе самому: нахуя? нахуя?
и себе самому - кто же я? что же я?

и вдыхать этот воздух и ветер и свист
и желать чтобы лёгкие разорвались
и кричать в пустоту: нахуя! нахуя!
и гадать по руке - кто же я? что же я?

и лежать на песке размышляя в тоске
что теперь ты остался ни с чем и ни с кем
и тоски у тебя - дохуя дохуя
чтобы всласть порыдать - кто же я? что же я?

К Герде

Герда, девочка, зачем тебе этот Кай?
Послушай-ка, дитя, моего совета:
Прежде чем отправляться его искать,
Крепко подумай, милая, перед этим.

Во-первых, он забыл о тебе давно;
Во-вторых, целый мир – с коньками – немало значит!
Сиди ты дома, смотри на розы в окно,
Тихонько плачь, уж если нельзя иначе.

Да даже если в расчёт и не брать стекло –
Осколки в сердце, в глазах – правом и левом, –
Пойми: во дворце ледяном светло,
Но свет затмевает Снежная королева.

Не помнит он уже объятья твои;
Пусть она холодна и жестокосерда -
Герда, ему не нужно иной любви!
Не рушь его счастье, зачем тебе это, Герда?

Домой вернётесь, ладно; но ты сама
Заметишь – вряд ли поздно, скорее рано:
Придёт зима – и Кай твой сойдёт с ума.
Герда, не заживает такая рана.

Герда, слеза твоя не растопит лёд.
Пусть даже Каю ты станешь опять знакома -
Такая боль никогда уже не пройдёт.
Не надо, девочка. Останься-ка лучше дома.

А если всё же решишь – на себя пеняй.
Не надо тогда рыдать и кусать ладони,
Когда зимою в окно вдруг посмотрит Кай –
И вспомнит…

Review

Вернулся...
В зеркальной глади ты мог бы не отражаться:
Зачем мне твоё отраженье? что делать я буду с ним?
А листья и поцелуи на плечи мои ложатся,
Как будто под листоплачем давно и спокойно спим.

Зачем ты пришёл? Ведь осень: радоваться непристойно,
Гораздо приличней плакать и прошлое вспоминать
Над ворохом фотографий, вздыхая в окно пустое...
Но знаешь - мне показалось, как будто бы - снова март!

Нет, я не люблю, ты знаешь. Тебе не позволю тоже
Любить меня. Удовольствия мне это не принесёт -
Но вновь по спине рукою, губами по гладкой коже,
И шрамы твоих ладоней я знаю наперечёт.

Вернулся: вино сухое, фонтаны... И что отныне?
Я верности не хранила за это время, поверь,
Но если б они вернулись - о нет! - не пошла б за ними!

Зачем возвратился, милый? Что делать с тобой теперь?