April 12th, 2010

Возрастное

из двадцати четырёх-пяти хочется перескочить сразу в нормальный возраст

никакого постепенного увядания. не наблюдаешь, как кожа из нежной становится чуть примятой, как волосы теряют мягкость, изящные руки превращаются в птичьи лапки. не накапливаешь болезни в теле по одной, с тщанием скупца. не погрязаешь всё больше в бытовом - потихонечку и по уши

нет, нет, нет. просто шагнуть сразу, заснуть двадцатипятилетней, а проснуться в бескомпромиссном восьмидесятилетнем возрасте, когда на красоту нет уже и намёка. когда тело не томится желаниями, которых уже не реализовать. нет, ты уже однозначно и достоверно стара

это достойнее, чем портиться плавно, как яблочко на жаре

Тревога

Так не бывает. Я ведь и раньше болела и целовала... В городе не осталось трамвая, на стекле которого инициалов твоих я не вывела бы. Слышишь? Ты тоже сейчас выблёвываешь строчки? Я знаю, тебе ведь тоже теперь сносит крышу, я знаю. Это так же точно, как то, что я в Питере. В твоём Питере, honey. Он цвета твоих губ и пахнет твоим дыханьем. Думай обо мне хотя бы раз в шестьдесят минут, хотя бы час в шестьдесят минут. Такие, как я теперь, долго здесь не живут. Всё, что ни делаю, - твои поцелуи, и эту иглу я из сердца не выну, не хочется вынимать. Ты же тоже сходишь с ума, ёб твою мать, это весна, и некуда деться, - ты мой новый страх, моё новое сердце, и тревога ни капли не убывает, и я знаю, что так не бывает.