July 7th, 2012

О странностях

Я не хочу есть мясо
из-за этого моя семья смотрит косо
папа говорит: "Ешь хотя бы колбасы,
ведь это, можно сказать, не мясо"

я общительная малышка
но любой компании предпочитаю книжку
друзья смеяться предпочитают:
"Это ж Новицкая! Всегда читает!"

Я кормлю бродячих собак и бескопромиссно
становлюсь "эта сумасшедшая из Гринписа"
я не ношу лифчик и вообще не люблю одеваться
в интернете сказали, это сродни блядству

мне плевать, кто гей, а кто болен СПИДом, кто пугает старушек татуированным видом, кто завтракает затяжкой травки, у кого лежит из психушки справка; мне плевать, у кого с конвейера тачка, у кого в бумажнике денег пачка, у кого что в шкафу, у кого что в кармане, - никогда никого не считаю странным, -

даже тех, кто ходит в офис, берёт машинку в рассрочку и каждое утро надевает глаженую сорочку, -

а люди, которые делают всё это,
считают, что странно не использовать полиэтиленовые пакеты.

Клайв и платяной шкаф

Клайв открывает дверцы шкафа, а там
Шубы висят немножко не по местам.
Он раздвигает мягкий и пыльный мех
И раньше, чем видит, догадывается: смог, -
И Нарния слышит счастливый смех,
Землёй принимая следы от ног.

Вот он, фонарь, поставленный на века,
Вот она, тропка в волшебный лес,
Где не один уже так исчез, -
И книга смотрит на автора свысока.

А Клайв углубляется в лес, вперёд -
Он каждому зверю и звуку рад,
И бобриный ручей переходит вброд
И гуляет тропинками наугад.

Но деревья растут всё плотней, плотней,
Чаща глянет сурово - а что за ней?
Чей там огненный взгляд, чей там злой оскал?
Клайв пугается мрачных вокруг теней:
"Нет, я такого не сочинял!"

Минотавры, тролли и прочий сброд -
Всех сегодня книга здесь соберёт,
И вокруг всё рыла - и нет лица.
И творенья вылупятся на творца.

Голоса сливаются в общий глас:
"Ты зачем ужасными создал нас?
Ты зачем про нас написал, старик?"

Клайв кричит, но Нарния глушит крик.
Капли пота катятся по лицу,
И восьмая книга идёт к концу.

Новые воды

Думала, будет хуже - ан нет, не хуже.
Незачем заполнять отсутствующую пустоту.
В реку войти нельзя - не пускают в ту же,
Будут новые реки - зачем мне в ту?

Просто нельзя было радоваться и гордиться
Больше, чем положено. Ну и пусть.
Новые воды - искупаться мне и напиться.
Тот, кто не хочет нового, - просто трус.

Как будто со мной моя невидимая охрана
Отгоняет боль и разрушает смерть.
Чёрт не так страшен, как малюют на стенах храма
Можно просто отвернуться и не смотреть.